Мансур Ташматов: «Петь под фонограму для меня – позор»

Мансур Ташматов: «Петь под фонограму для меня – позор»Мансур Ташматов: «Петь под фонограму для меня – позор»
Сегодня Мансур Ташматов – Народный артист Узбекистана, один из немногих, кто поет исключительно вживую на мероприятиях любого масштаба, в любой стране.




«Чтобы получить знак отличия государственного значения, нужно было долго и по-настоящему работать» — эти слова Мансур Ташматов сказал, когда речь зашла об его первом звании, полученном лишь спустя 16 лет с момента начала творческой деятельности, наполненной конкурсами и зарубежными гастролями.
Сегодня Мансур Ташматов – Народный артист Узбекистана, один из немногих, кто поет исключительно вживую на мероприятиях любого масштаба, в любой стране. Его биография – это датированный список творческих побед и, несмотря на это, первое, что бросается в глаза при встрече – это скромность и душевное равновесие артиста.
- Мансур Ганиджанович, Вы родились в семье известного композитора, Народного артиста Ганиджана Ташматова. Как это отразилось на Вашей жизни, становлении как личности?
— Да, я вырос в творческой атмосфере – в доме всегда было много известных людей, которых сейчас называют классиками, и их имена золотыми буквами вписаны в историю развития узбекского искусства. Я помню, как с малых лет пытался им подражать, и это сближало меня с ними по духу. Уже тогда отец, видимо, заметил мои музыкальные способности, и отдал учиться игре на скрипке, но меня больше увлекала техника. К музыке же я пришел ближе к поступлению в Ташкентский театрально-художественный институт.
- Почему Вы выбрали именно этот ВУЗ – Вам подсказал папа или Вы сами решили, что готовы стать и актером, и музыкантом?

— Скорее сам. Как раз тогда этот институт закончил мой брат, и я уже знал, что там есть предметы, очень интересные для меня – зарубежная драма, танец, сценическое движение, актерское мастерство и другие. Папа сыграл особую роль в тот момент, когда ближе к окончанию ВУЗа я решил вдруг бросить учебу и пойти работать солистом во второй состав государственного ансамбля «Ялла». Тогда он убедил меня доучиться, и это было правильное решение.

Мансур Ташматов: «Петь под фонограму для меня – позор»

- Ваша мечта – организовать музыкальный коллектив, все же сбылась, и совсем скоро, будучи солистом ансамбля «Наво», Вы прославились на уровне постсоветского пространства. Но после этого Вы почему-то отделились от своих музыкантов, и стали работать один. Как так получилось?
— Да, Международный конкурс «Золотой Орфей» и Всесоюзный телевизионный конкурс «С песней по жизни…» стали яркой страничкой в моей творческой биографии. Это было признание, если хотите, момент истины! А что касается выхода из коллектива, то на тот период так сложились обстоятельства. Да, я испытывал по этому поводу некий дискомфорт, но углубляться в эти чувства мне было некогда – я увлеченно работал, причем, прежде всего над собой, и получал огромное удовольствие от этого.
- С этих пор Вы становитесь узнаваемой личностью — обретаете Всесоюзную популярность, активно гастролируете по разным странам и вдруг – «Здравствуйте, Мансур Ташматов, Вам уже исполнилось 26 лет, а Вы все еще не отслужили армию». Как Вы восприняли эту новость?
— Очень тяжело, очень. Это было некстати. Но снова вмешался отец, и убедил меня отслужить. И началась моя казарменная жизнь, где я опять-таки получал предложения петь. Мне казалось, что для меня лично армия — это бесполезная трата времени, точнее полутора лет. Но я не жалею – мне нравились стрельбища, боевая подготовка. Главное тут то, что я не получил ранения и не оглох, ведь учения проходили с настоящим оружием и боеприпасами.
- Какие сюрпризы готовила Вам судьба после службы в армии?

— Встреча с Германом Рожковым (организатором ансамбля «Ялла»), сольные выступления в составе группы «САНГЗАР». И, конечно же, сотрудничество с дирекцией «Цирк на сцене», благодаря которой у меня была возможность выступать со своей сольной программой, причем, на огромных зарубежных площадках мира. Я даже выступал в штаб-квартире Министерства обороны США (улыбается), но рассказывать об этом не буду. Я любил свою работу, выполнял ее с удовольствием, хотя не всегда было легко. И только через 16 лет творчества меня удостоили премией молодежного Ленинского комсомола, а позже дали звание Заслуженного артиста Узбекистана, а потом Народного – уже из рук самого Президента страны, что, несомненно, оставило неизгладимое впечатление. Глядя на нынешнюю молодежь, я хочу подчеркнуть, что прежде, чтобы получить знак отличия государственного значение, надо было долго и по-настоящему работать.

Мансур Ташматов: «Петь под фонограму для меня – позор»

- А можно ли назвать подарком судьбы то, что Вы начали руководить эстрадно-симфоническим оркестром имени Батыра Закирова?

— Работа с оркестром – это творчество, которым я занимаюсь, практически безвозмездно, во имя Батыра Закирова. С этим популярным музыкантом меня связывали теплые родственные отношения, но не кровные, а духовные. Мои успехи он воспринимал как успехи родного ему человека, и для меня это было нормой, хотя я прекрасно видел, что он не со всеми был даже снисходительным. Ну, и еще в этом оркестре меня, конечно, держат мои музыканты. Скажу Вам откровенно, наш оркестр и сегодня профессиональнее Государственного камерного оркестра джазовой музыки имени Олега Лундстрема.

- Мансур Ганиджанович, а как Вы относитесь к фонограмме – ее артисты, причем, не только наши, используют так часто, что начинаешь невольно задумываться – а умеет ли артист петь вообще?!

— Скажу сразу, мне немало лет, но я считаю петь под фонограмму, под плюс – это позор и этим всё сказано. Это должен понимать каждый солист — и точка.

- Я лично, как зритель, понимаю, что слушать певца, который поет под фонограмму – это все равно, что купить билет на балет и, сидя в большом зале, посмотреть на большом экране «Лебединое озеро», поэтому лично я игнорирую такие концерты.

— Вот и правильно делаете. Зритель должен понимать, что его дурят. Я считаю, что плюс надо просто отменить.

- И, наконец, пожелания нашим читателям.

— Я желаю читателям сайта «Новости Узбекистана», любителям музыки всех благ, хорошего настроения, хорошей музыки!

Интервью подготовила Сайёра Ербаева, фото — Максад Джангиров, nuz.uz

Узбекистан, Ташкент, 12news.uz
13-10-2015, 23:39 | 787
Комментарии: 0

Партнеры

advertisement