Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и РоуханиСирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани

 

 

 

 

 

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, для РИА Новости


Двадцать второго ноября в Сочи пройдет трехсторонний саммит лидеров России, Ирана и Турции. Триумвират должен будет согласовать судьбу и облик послевоенной Сирии.


Самоисключенные

 

Весь мир сейчас твердит о том, что решение сирийской войны должно быть не только военным, но и политическим, на основе компромисса между противоборствующими сторонами. И под "сторонами" имеются в виду не только правительство Асада и различные группировки — то есть рукопожатной оппозиции — внутри Сирии. Компромисс должны найти и внешние факторы, прямо или опосредованно участвующие в сирийской гражданской войне. Прежде всего Россия, Турция, Иран, США, ЕС, Израиль, Катар и Саудовская Аравия.

Однако так уж получается, что большая часть этих государств сама выключила себя из конструктивного переговорного процесса.

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани Вашингтон, например, попросту потерялся. 

Исходящие оттуда противоречивые сигналы (готовность противостоять Ирану и в то же время сдача иракских курдов,

поддержка территориальной целостности Сирии и в то же время заявления министра обороны Мэттиса о том, что там

могут на какое-то время остаться американские войска) показывают, что самая сильная держава в мире не имеет внятной

стратегической концепции относительно сирийских и вообще ближневосточных дел. В результате "США упустили

стратегическую инициативу, и сегодня в Белом доме не могут найти те форматы своего участия в сирийском конфликте,

которые бы вывели их на политическое присутствие во всем этом процессе", — говорит член комитета по международным

делам сената США Игорь Морозов.

 

Ближайший соратник США — Израиль — тоже мечется. С одной стороны, Тель-Авив рад, что Асад остается у власти (его

потенциальными сменщиками были бы напялившие пиджачки исламские террористы, а израильтянам хватает подобного

добра в Рамалле в лице руководства Палестинской Автономии). Но с другой стороны — израильтяне очень обеспокоены

тем, что вместе с Асадом остается Иран. И не просто остается, а усиливает свои позиции. Именно Исламскую Республику

израильтяне считают сейчас своим ключевым врагом на Ближнем Востоке. Но остановить ее в Сирии не имеют

возможности. В мирных переговорах между арабами израильтяне по понятным причинам не участвуют, и лишь выражают

свое отношение к процессу через регулярные ракетно-бомбовые удары по дислокации иранских или проиранских

подразделений в Сирии (той же "Хезболлы").

 

Что же касается Саудовской Аравии, то она попросту опоздала. Долгое время Москва уговаривала Эр-Рияд набросить

поводок на просаудовские группировки и привести их за стол переговоров, однако саудовцы делали ставку на продолжение

гражданской войны, поскольку видели ее элементом своего противостояния Ирану. В результате Королевство Саудовская

Аравия (КСА) оказалось в изоляции — ее группировки обескровлены, а та, которая еще что-то из себя представляет

("Джебхат ан Нусра"*) исключена из политического процесса по причине того, что она является прошедшей ребрендинг "Аль-Каидой"*. Попытки убедить Путина приподзакрыть на это глаза и впустить "Нусру"* на Астанинские переговоры закончились, по всей видимости, неудачей. Россия — не Америка, и с террористами у нее лишь один разговор — ракетно-бомбовый.

 

Что же касается ЕС и Катара, то первому актору сейчас нет особого дела до Сирии — других проблем достаточно. Главный интерес Брюсселя в том, чтобы больше не было волны беженцев, уже сыгравшей в пользу европейских правых

националистов. А Катар слишком занят дипломатическим конфликтом с Саудовской Аравией. Тем более его ставка в Сирии — поддержка ИГ — уже окончательно и всеми бита. Главное для эмирата теперь избежать ответственности за эту ставку.

 

Быстрая победа

 

Именно поэтому многие эксперты говорят, что лицо Сирии сейчас определяют три внешних актора, у которых есть

стратегия, четкое понимание своих национальных интересов и готовность эти интересы защищать. А именно Россия, Иран и Турция. Некоторые эксперты уверяют, что вышеозначенный триумвират даже собирается делить Сирию между

собой, и это отчасти так — именно Москва, Анкара и Тегеран будут решать, где, как и чьи интересы на сирийском пространстве будут соблюдаться.

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани Собственно, позиция России на саммите

очевидна — Путин едет в Сочи за приближением российской победы в Сирии. И речь не о военной победе над ИГ* (отнять которую может лишь внешнее американское вторжение, которое маловероятно), а политической. России нужно максимально быстрое достижение политического компромисса между сирийскими группами (а значит, стоящими за ними внешними силами) для того, чтобы получить статус государства, которое может не только вбивать террористов в песок, но и играть роль эффективного и беспристрастного посредника в деле разрешения региональных конфликтов. То есть статус, который вплоть до последнего времени узурпировали Соединенные Штаты.

 

Да, некоторые скажут, что ради этого статуса Москва приносит долгосрочность в жертву скорости — задачей Кремля

является не Вечный мир в Сирии, а краткосрочный или, в лучшем случае, среднесрочный внутриполитический

компромисс. И они будут правы, что еще раз доказывает прагматизм российской стороны.

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани Кремль

не берет на себя невыполнимые задачи в виде построения устойчивой демократии на Ближнем Востоке или же

окончательного решения суннитско-шиитского гражданского конфликта. Также Москва не собирается здесь и сейчас

распутывать сложносоставные клубки противоречий по линии Израиль — Иран, Саудовская Аравия — Иран, Иран —

Турция, Турция — Саудовская Аравия и так далее, которые в будущем обязательно приведут к новым конфликтам

на периферии, в том числе и сирийской. Россия стремится лишь к прекращению гражданской войны здесь и сейчас.

  

Даже эта ограниченная задача является весьма непростой. В том числе и потому, что для завершения гражданской войны

Кремлю нужно найти некий модус вивенди между интересами внешних игроков. В Москве Путин говорил с королем

Салманом о саудовских интересах, с Нетаньяху он регулярно обсуждает израильские, во Вьетнаме от Трампа услышал

американские. В Сочи же российский президент попытается договориться с Эрдоганом и Роухани.

 

Нужен баланс

 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган едет в Сочи за дружбой. Ему нужно, чтобы Москва поддержала Анкару, причем не только в Сирии, но и в мире.

 

"Турция сейчас переживает комплексное осложнение отношений с США и НАТО. Поэтому Эрдоган поехал в Сочи

за своей безопасностью. Он заинтересован во всестороннем улучшении отношений с Москвой — и в области

торговли оружием (система С-400), и в ядерном сотрудничестве (станция "Аккую"), и на сирийском треке", — говорит

РИА Новости директор Центра востоковедных исследований, международных отношений и публичной дипломатии

Владимир Аватков.


На сирийском треке Эрдогану нужна, прежде всего, не отставка Асада, а ослабление курдов. Как дипломатическое (через

гарантии невключения их в дипломатический процесс, а еще лучше — признание террористами), так и военное (добро

России на проведение турецкой армией военной операции против курдских формирований, прежде всего в отрезанном

от остальной курдской территории Африне). Анкара дает понять, что не приемлет любой вариант курдской послевоенной

автономии, поскольку эта автономия будет угрожать территориальной безопасности самой Турции.

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани Кроме того,

Анкаре важно получить гарантии дальнейшего участия в остальных сирийских делах — напомним, что Турция находилась

в лагере противников Асада и признала свое поражение лишь при условии того, что Россия и Иран пустят ее в совет

директоров компании "Создание послевоенной Сирии". Сейчас турецкое руководство не уверено, что эти гарантии будут

выполнены — в частности, "Эрдоган больше всего боится договоренности России и США за его спиной", — говорит

Владимир Аватков. Особенно по курдскому вопросу. Именно этим обусловлена, например, крайне жесткая реакция Анкары

относительно вьетнамского меморандума между Путиным и Трампом. Там прописан приоритет женевского переговорного

процесса (где у Турции позиции слабые) над астанинским (в котором Анкара играет одну из трех главных скрипок).

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани Россия понимает запросы турецкой стороны, но пока не спешит их удовлетворять. "Главной задачей российской дипломатии

является осознание реальных мотивов Эрдогана. Что стоит за его желаниями — стремление выбить себе дивиденды, как он

любит делать, или же готовность к реальному дрейфу (от Запада к России. — Прим. ред.)? Если второе, то это его желание

нужно всячески поддерживать. Если же Эрдоган просто хочет поторговаться, то тогда нужно подходить к этому торгу

жестко, как мы это умеем", — говорит Владимир Аватков. Впрочем, сам факт торга уже играет на руку Москве. Например,

на том же курдском треке — отжавшие по приказу США земли к востоку от Ефрата курды начинают осознавать, что

не надо было впустую злить Россию.

 

Сирийский триумвират: о чем будут договариваться Путин, Эрдоган и Роухани

Президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции по итогам российско-турецких переговоров. 13 ноября 2017

 

Сирия не резиновая!

 

Президент Ирана Хасан Роухани едет на саммит за признанием. В Тегеране считают (и небезосновательно), что смыслом

развязанной Западом и Заливом гражданской войны в Сирии было вышибание этой страны из иранской сферы влияния. И теперь, коль Иран победил, то он вполне может взять на вооружение формулу галльского вождя Брана — "горе

побежденным". В частности, он считает, что не обязан искать компромиссы с этими побежденными (за исключением,

пожалуй, Турции, которая уже и не совсем побежденная). И в этом — одно из основных разногласий между Тегераном

и Москвой, стремящейся к достижению общего баланса.

 

Так, иранцам не нравится стремление России учитывать израильские интересы в Сирии. Между Москвой и Тель-Авивом

уже действует секретное соглашение относительно хода войны. Израильтяне не мешают россиянам бороться

с терроризмом, а россияне не мешают израильтянам наносить ракетно-бомбовые удары по "Хезболле" в том случае, если

в ходе этой борьбы ливанской группировке перепадает серьезное российское оружие и/или бойцы этой группировки (а

также иранские подразделения) оказываются вблизи Голанских высот. Это иранцы со скрипом, но терпели. Сейчас же

израильские власти хотят заключить секретное соглашение относительно мира. Соглашение, в котором Россия каким-то

образом гарантирует отсутствие иранских военных объектов рядом с Голанами или же возьмет на себя обязательство

ограничить иранское влияние в Сирии.

 

Также иранцам очень не нравятся контакты между россиянами и саудовцами. В Иране уверены в том, что его заклятого

врага Саудовскую Аравию (в отличие от пока еще не заклятого — Турции) нужно оставить в лагере проигравших и вообще

выключить из сирийских дел. Тем более что Эр-Рияд, по мнению Тегерана, ничего не делает для приближения

политического решения сирийской гражданской войны. "Мы работаем с турецкими и российскими партнерами

для укрепления достигнутого в Сирии перемирия, а также готовимся к инклюзивному диалогу с сирийцами. А КСА — вот

ирония — обвиняют Иран в дестабилизации ситуации, а сами в то же время подпитывают террористов, ведут войну против

Йемена, продолжают блокаду Катара и разжигают кризис в Ливане", — говорит иранский министр иностранных дел

Мохаммад Джавад Зариф. Попытки Саудовской Аравии консолидировать оппозицию перед Женевой (соответствующие

переговоры между различными оппозиционными платформами на днях стартуют в саудовской столице) объясняются,

по мнению иранцев, лишь желанием саботировать реальный переговорный процесс в Астане.

 

Россия с уважением относится к заявлениям иранских партнеров о том, что "Сирия не резиновая", но не спешит с ними

соглашаться. И не только потому, что отсутствие широкого политического компромисса между внешними игроками отдалит

дипломатическое решение сирийского конфликта, а значит, и российскую победу. И даже не потому, что отсутствие учета

интересов третьих стран приведет к их отказу вкладывать деньги в восстановление Сирии. По мнению некоторых

экспертов, Кремлю просто не нужно иранское доминирование на этой территории. Ведь при таком сценарии Россия с ее

базами и интересами рано или поздно будет из Сирии вытеснена. А вот если там будет баланс сил и политическая

конкуренция между различными игроками, то тогда и лишь тогда Москва будет желанным партнером для всех стран.

И не только региональных, и не только в Сирии.

 

                                                                                                                                           Источник:  РИА НОВОСТИ

























22-11-2017, 14:35 | 187
Комментарии: 0

Партнеры

advertisement