Стать своим в Петербурге

Стать своим в ПетербургеСтать своим в Петербурге


В последние годы в нашем городе много говорят о необходимости адаптации мигрантов. А что делают?


Выучить язык, законы и историю страны, в которой работаешь, – уже во многом стать своим в этой стране

На недавней встрече с послом Таджикистана губернатор Георгий Полтавченко заявил, что Петербургу нужны трудовые мигранты. И уточнил: если они владеют необходимой городу профессией и русским языком. Губернатор даже пообещал помочь с организацией обучающих центров в Таджикистане. Когда такие центры появятся – пока неизвестно. Но как происходит процесс обучения и адаптации тех мигрантов, которые уже живут и работают в Петербурге? Этот вопрос тем более актуален, что с 1 января их обяжут сдавать экзамены – и не только по русскому, но и по истории и основам законодательства России. А что вообще делается в городе для ассимиляции мигрантов? Ведь на сегодня очевидно: мигранты Петербургу действительно нужны. Очевидно также и то, что их ассимиляция – дело крайне необходимое.

– Джафар, чем можно отрезать трубу?

– Болгаркой.

– Чем-чем?

– Бол-гар-кой.

– Что такое «болгарка»? Это такая машина?

– Ты что, Рустам, никогда болгарки не видел? Это такой инструмент. Вон там, на полке лежит. Возьми.
– А как эта штука работает?

– Элементарно.

– Как это – «элементарно»?

– Элементарно – это значит очень просто. Инструкцию дать?

– Не надо, она же по-русски. Ты мне просто покажи.

...Такой диалог разворачивается на страницах пособия для трудовых мигрантов под названием «Мы живём и работаем в России» – по нему занимаются на курсах русского языка для иностранных граждан из СНГ и ближнего зарубежья в Центре образования № 133 Невского района. Правда, приведённый материал – это уже из седьмого урока учебника. Пока же мы видим, что обучающиеся едва справляются с русским алфавитом.

Эти курсы проводятся в рамках городской программы «Миграция», в частности её подраздела «Языковая и социокультурная адаптация мигрантов». Сейчас они проходят в трёх районах: Красногвардейском, Пушкинском и Невском. В последнем стартовали совсем недавно – 1 октября. Так что пока учащиеся – а их на уроке пятеро – осваивают азы.

– Читаем и повторяем за мной слова, произносим чётко, – даёт задание учитель Ирина Александровна. – Город. Фонарь. Таджикистан. Ёж. Мама…

Трое мужчин и две девушки послушно выговаривают, немного спотыкаясь о неудобные звуки.

– С последней парты плохо слышно! – призывает к активности учитель.

Следующая задача – расставить слова в алфавитном порядке.

– Абдрашид, что у нас начинается на «а»? Азербайджан! Пиши разборчивее, пожалуйста.
Абдрашид в Петербурге совсем недавно. Трудится на стройке, сюда его направил работодатель. Он застенчивый, говорит пока с трудом.

А вот Махчехра Насырова общается легко. Сказывается практика: три года работы в продуктовом магазине. Да и в родном Узбекистане она учила русский ещё в школе. На курсы, говорит, пришла «из интереса».
Вообще уроки посещают человек десять. Но сегодня – опять недобор. Время неудобное – начало в 16.00, и большинство мигрантов в эту пору ещё работают.

– Будем переносить занятия на 18 часов, – резюмирует директор центра Светлана Анатольевна Хлебникова.
Для неё, как и для преподавателей, задействованных в обучении мигрантов, этот опыт – новый. Инициативу проводить на базе Центра образования курсы для мигрантов здесь проявили сами. Районный отдел образования поддержал, помог финансированием. И всё бы ничего, но, едва начав, столкнулись с проблемой: привлечь потенциальных учеников оказалось непросто.

– Аудиторию собираем всеми возможными способами, – рассказывает Светлана Анатольевна. – Но всё дело в том, что мигрантам просто неоткуда узнать о такой возможности. Вот мы в округе развесили объявления. Но ведь многие не могут читать на русском… Так что сейчас попросила наших подопечных составить текст объявления на своих родных языках. Все преподаватели распространяют информацию по сарафанному радио. Я лично каждому дворнику в руки даю листок с телефоном и адресом школы, обзваниваю председателей жилконтор. А как иначе? Если они не сдадут экзамены на сертификат, ситуация будет аховая.

Речь идёт о поправках в миграционное законодательство: с 1 января разрешение на работу или вид на жительство будет выдаваться только по предъявлении специального сертификата. Чтобы получить его, мигрантам придётся сдать экзамены по русскому языку, истории и основам законодательства России.

Вот пример теста по основам законодательства РФ:

«Парламент России называется:

а) Национальное собрание,

б) Федеральное собрание,

в) Верховный совет».

А вот – из теста по истории:

«В.И. Ленин был лидером партии:

а) «Единая Россия»,

б) большевиков,

в) монархистов».

Как и откуда мигранты возьмут достаточные знания – их личное дело. К тому же для того, чтобы как минимум понять сами вопросы, русским нужно владеть прилично. Собственно, поэтому в городе и ввели те самые курсы – как этап подготовки к 1 января.

Возникает вопрос: почему курсы не во всём городе, а только в трёх районах? Оказывается, программа «Миграция» этот вопрос не регламентирует. Она лишь предписывает районным администрациям организовать занятия. А дальше – кто как успеет…

Курирует исполнение постановления комитет по межнациональным отношениям и реализации миграционной политики (это ведомство появилось в Петербурге год назад). По данным комитета, на конец октября курсы в Адмиралтейском и Василеостровском районах окончили… 62 человека.

Такую, мягко говоря, нефеноменальную посещаемость в ведомстве объясняют тем, что зазвать мигрантов на курсы после длинного и тяжёлого рабочего дня непросто. При этом в комитете уверяют, что с информированием всё в порядке: новости о курсах распространяются через работодателей, районные администрации, УФМС, землячества и национальные диаспоры и даже через Красный Крест.

А вот главный редактор газеты для выходцев из Средней Азии «Туран» Махмут Маматмуминов считает, что дело в другом:

– Я не раз говорил, что курсы не будут востребованы мигрантами, пока их ведут учителя, не владеющие родным языком своих учеников, – отмечает Махмут Маматмуминов. – А ведь таких преподавателей в Петербурге найти не составит труда: здесь живёт множество выходцев из Средней Азии с высшим образованием, которые в родных странах преподавали русский язык. Но их на такие вакансии просто не берут… А так представьте: мигрант приходит на урок – и ничего не понимает…

Кстати, эта газета – существенное подспорье для мигрантов в Петербурге. В ней публикуют данные УФМС, советы юристов, информацию о культурных событиях, телефоны и адреса первой необходимости. И, что важно, на двух языках – на русском и узбекском. Выходит «Туран» раз в неделю по пятницам, распространяется кроме землячеств в местах концентрации приезжих – например, возле соборной мечети и магазина «Народный». Тираж – 60 тысяч экземпляров в месяц. Но это, по оценке Махмута Маматмуминова, капля в море.
Стать своим в Петербурге

– В большинстве своём мигранты в Петербурге живут в информационном вакууме, – говорит он. – Мы по мере сил стараемся его ликвидировать. Если бы правительство города нам помогало, тираж можно было бы увеличить.
Основан «Туран» в 2011-м на личные средства владельца. Вскоре тот же бизнесмен учредил некоммерческую организацию «Фонд помощи трудовым мигрантам из Средней Азии», где мигранты могут получить бесплатную консультацию юриста или другого специалиста по любому вопросу.

А что же делает город? Увы, пока совсем немного. Оставим за скобками нашумевшую программу «Толерантность» – чиновники не раз говорили, что к адаптации мигрантов она не имеет отношения, а занимается исключительно воспитанием в петербуржцах терпимости к гражданам различных национальностей. Кстати, срок её действия в этом году заканчивается. И как результаты?.. Впрочем, речь не об этом.

Итак, в ноябре 2012-го город принял программу «Миграция» на 2013–2015 годы, разработанную комитетом по труду и занятости. Объём финансирования – около 50 миллионов рублей. Её цель – «создать систему регулирования спроса на рынке труда в Санкт-Петербурге, обеспечить приоритетный принцип использования внутренних трудовых ресурсов, в том числе за счёт привлечения высококвалифицированных кадров».

Но «внутренние ресурсы» – это жители других регионов России. А что касается иностранных рабочих, то их количество как раз должны ограничить.

– Мы стремимся к тому, чтобы приезжающие в Петербург иностранные граждане ещё в стране исхода знали, куда они едут, где и какое время будут работать, – говорят в комитете по труду и занятости. – При таком механизме они не только будут вносить свой вклад в развитие городской экономики, но и обезопасят себя от недобросовестных посредников и работодателей. В интересах и города, и самих трудовых мигрантов перейти от ситуации, когда человек приезжает в Петербург «поискать работу» – то есть фактически едет в неизвестность, – к подготовке, обучению и организованному набору иностранных работников в странах исхода.

В рамках программы, например, был реализован (и, как считается, успешно) пилотный проект по подбору работников из Киргизии по заявке ОАО «Звезда». На предприятие успешно трудоустроили… 7 человек.
Пожалуй, действительно полезная вещь – это мониторинг миграционной ситуации, который тоже осуществляется в рамках «Миграции». На основании опросов социологи составляют портрет среднестатистического мигранта. Исследование прошлого года, например, показало, что 45 процентов иностранных рабочих имеют среднее образование, а 52 процента проживают в помещениях, где на человека приходится меньше минимальных шести квадратных метров, допустимых СанПиНами (для сравнения: в новом следственном изоляторе «Кресты-2» норма – семь квадратных метров на подследственного).

Получается, город знает своего мигранта чуть ли не в лицо. Но помогать ему делом, а не словом, витиевато прописанным в многочисленных постановлениях, не торопится. И это несмотря на то, что чиновники всех уровней признают: мигранты городу нужны. Однако пока почти всё, что делается в Петербурге для практической помощи мигрантам, делается отдельно взятыми людьми: НКО, волонтёрами и другими неравнодушными. Видимо, программа «Толерантность» всё-таки немножко работает…

компетентно

«Отношение к мигрантам улучшается»

Татьяна Протасенко, научный руководитель центра «Мегаполис»:


– Четыре года назад на вопрос «Создают ли лично для вас проблемы приезжающие на временную работу граждане из бывших союзных республик и с Северного Кавказа?» – отвечал «да» примерно каждый третий. Ситуация резко изменилась в сентябре 2011-го, когда на этот вопрос отвечали положительно больше половины горожан. Самый пик неприязни пришёлся на август 2013 года. Тогда 61 процент петербуржцев заявили: «Для меня мигранты создают большие проблемы». Затем отношение стало улучшаться. И уже в августе 2014-го только 46 процентов горожан сказали, что гастарбайтеры им мешают. При этом столько же – 46 процентов – отметили, что никаких проблем мигранты для них не создают. Остальные не определились. Мы считаем, что одна из главных причин изменения отношения – последние международные события.

Анастасия Ложко
Источник: газета «НЕВСКОЕ ВРЕМЯ»
http://www.nvspb.ru/tops/stat-svoim-v-peterburge-55788
31-01-2015, 00:13 | 715
Комментарии: 0

Партнеры

advertisement